aif.ru counter
228

Как я была паломницей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 18/06/2008

Почему женщины добровольно выбирают жизнь, в которой не будет семейного счастья, материнства, уютной старости? Принято считать, что Богу себя посвящают с горя. Но монахини утверждают, что в служение приходят по зову души.

Для того чтобы узнать, так ли это на самом деле, я отправилась в Свято-Иверский женский монастырь.

Без лишних изысков

Утренняя служба закончилась в половине одинна.дцатого. Я подошла к настоятельнице монастыря матушке Рахили с просьбой о благословении на двухдневное проживание в монастыре. Матушка не отказала. Оказалось, что найти приют здесь может каждый. Чистая постель, одежда и еда паломнику гарантированы. Правда, всё это без лишних изысков: нарядная одежда, лакомства и пышный интерьер - повод для гордыни, а значит, грех. Пообещав матушке не нарушать монастырского устава, я в сопровождении сестры Ефимии отправилась в келью, чтобы переодеться для послушания - так в монастыре называют работу на монастыр.ском подворье. - Послушание у нас проходит на скотном дворе, в цветнике, в саду, в трапезной, в швейной, на клиросе и в просфорной, - рассказывала мне сестра Ефимия. - То есть каждый выбирает занятие по душе? - Нет. Послушание призвано смирить тело и дух, поэтому мы работаем не там, где нравится, а скорее, наоборот, - объяснила сестра. - Я по профессии повар, но сегодня буду работать в коровнике, - с улыбкой добавила она. Я получила благословение на работу в цветнике: нужно выполоть сорняки и взрыхлить грядки. Рядом монахини поливали огород, несколько сестёр спешили в трапезную чистить картошку. С вдохновением взявшись за дело, уже через час я почувствовала, что сил поубавилось, а тёмная наглухо застёгнутая рубашка под палящим солнцем быстро стала мокрой. - Сестра, если устала, отдохни, - обратилась ко мне работающая рядом прихожанка Елена. - И прочти молитву. Сколько раз замечала, что после молитвы и силы появляются, и труд приносит радость. Елена живёт неподалёку от монастыря. Уже не первый год она с восьмилетней дочкой приходит сюда на послушание. Копают клумбы, белят деревья, убирают сорную траву. Из нашего короткого разговора (празднословие - тяжёлый грех) я узнала, что в церковь её привела дочь Виктория, позд.ний, долгожданный, вымоленный ребёнок. Девочка с двухлетнего возраста потянулась в храм. Потом попросилась в воскресную школу, ходит на все службы и свободное время проводит в монастыре. - А если она захочет стать послушницей? - спрашиваю я. - Я буду не против, - говорит Елена. - А, может, и сама вслед за ней соберусь. Ну давай работать дальше, - добавила она, и мы продолжили прополку.

Целебная вода

К обеду трудницы (так в монастыре называют находящихся на послушании прихожан и паломников) собираются в трапезной. Вопреки моим представлениям монастырское меню оказалась довольно разнообразным. Монахини едят всё, кроме мяса (оно запрещено монастырским уставом, т.к. горячит кровь). Поэтому на первое подали грибной суп и постный борщ (на выбор), на второе - картофельный соус, вермишель на молоке или творог со сметаной и мёдом, на третье - компот, кисель, квас или чай. Плюс к этому несколько видов постного салата - кому что нравится. Много есть здесь не принято: с переполненным желудком человек неспособен к искренней молитве. Но и недоесть нехорошо: продукты достаются монастырю нелёгким трудом. После трапезы сестра Ефимия позволила мне немного передохнуть перед началом вечерней службы. Я отправилась к монастырскому источнику с целебной водой, по дороге размышляя о судьбе сестры Ефимии, которую в монастырь привела тяжёлая болезнь. - Я даже работать из-за этого не могла, - вспомнились мне её слова. - А как пришла сюда, Господь исцелил. Одиннадцатый год живу в здравии и радости. Я присела на камень, умылась святой водой. Подняла голову и увидела, что всего за несколько минут небо заволокло тучами. Пора возвращаться в келью.

"Я счастлива только в послушании..."

Нужно сказать, что убранство в монастырских комнатках скромное. Письменный стол, платяной шкаф, две тумбочки, две кровати (моя келья была рассчитана на двух человек). В углу иконы. На столе Слово Божие, церковные книжицы о грехах курения и сквернословия, псалтырь. Я раскрыла одну из них, как вдруг отворилась дверь и на пороге появилась молодая девушка с печальными глазами - моя соседка по келье, паломница Катя. Катя приехала из Армавира. Ей двадцать семь. Послед.ний десяток с лишним лет она борется с тяжёлым наследственным заболеванием. - Моя бабушка болела шизофренией. Иногда на неё наваливалась такая тоска, что она пыталась наложить на себя руки. Однажды её не успели остановить, - рассказывает она. - На меня тоже иногда находит такое чувство страха и обречённости, что я еле сдерживаю себя. Помогает только молитва. Несколько лет назад на Катю разом свалилось несколько тяжёлых болезней. Девушка не один месяц провела в больнице на грани жизни и смерти. За неё молились все родные, а когда она пошла на поправку, то и сама начала читать Библию. После этого заметила, что состояние её улучшилось. Когда она встала на ноги, отправилась в паломничество в Ростов, в Свято-Иверский женский монастырь. Решила: если сможет выдержать монастырский быт, то останется здесь навсегда. - А тебе не хочется обычной мирской жизни? Влюбиться, выйти замуж, родить детей... (Катя задумалась). - Мне этого не дано. Бог сам избирает людей для служения. И меня, видимо, избрал. Я счастлива только в послушании: и хворь отступает, и на душе становится светло.

Крестный ход очищает душу

Стрелка часов незаметно подобралась к половине четвёртого. Со всех сторон в храм на вечернюю службу потянулись прихожане. На удивление среди них было много молодых мужчин, девушек в скромных одеяниях и детей. Четыре часа вечернего богослужения они стояли, вслушиваясь в молитвы батюшки... После службы - вечерний чай. А в восемь часов вечера крестный ход - пять километров вокруг монастыря, половина пути по улицам города. Несмотря на насыщенный трудовой день, идти почему-то было легко. Под пение сестёр на душе становилось светло и радостно. Люди, которых мы встречали на пути, улыбались и осеняли себя крестным знамением. Машины пропускали крестный ход, и даже подрост.ки, которые играли в футбол, почтительно замирали. Вернувшись в монастырь, священник рассказал нам, что, пройдя этот путь, мы очистили души от грехов и укрепили веру.

Испытание отречением

Встретиться с настоятельницей монастыря матушкой Рахилью мне удалось только поздним вечером. Она стояла в окружении юных монахинь. Инокини наперебой рассказывали ей о крестном ходе, о выполненных за день делах, о том, хорошо ли пели на службе.. - Матушка, а сколько у вас монахинь? - обратилась я к ней после приветствия. - Около тридцати, самого разного возраста - от 18 до 80 лет, - ответила игуменья Рахиль. - Конечно, на служение в монастырь сестёр приходит значительно больше. Но принимают постриг немногие. Ведь часто монастырь влечёт мирян своими загадками: хочется посмотреть, как мы живём, попробовать, насколько трудно жить в послушании. Но, побыв у нас немного, послушницы понимают главное: здесь нужно полностью отречься от своего "я", изменить отношение к миру. А это выдерживают не все. К тому же, как часто кажется мирянам, мы не занимаемся самоистязанием. Всё, что мы делаем, делаем во славу Божию, и это приносит нам радость. Подтверждение слов матушки я увидела на лицах инокинь - они светились добром и любовью к ближнему. - Вопреки общим представлениям мы здесь живём не в каменном веке: пользуемся те.ле.фонами, в монастыре есть компьютер и Интернет. Сёстры даже учатся на курсах вождения, но это не мешает основной нашей цели - служению Господу. И приходим мы сюда не по бедственным причинам, - поддержала игуменью сестра Софрония. - Мы из благополучных семей, жизненных трагедий ни.кто из нас, молодых монахинь, не переносил. К примеру, меня ни.кто не учил молиться, не за.ставлял ходить в церковь. Мне просто здесь было хорошо, а в миру плохо: там нужно грешить, пытаться отвоевать своё место в обществе. Здесь всё иначе: когда познаешь Бога, тебе уже ничего не нужно... Похожие истории я услышала и от других инокинь: кто-то приезжал в монастырь на каникулы, кто-то пришёл на недельку, а остался на всю жизнь, некоторых привела, казалось, неизлечимая болезнь, которая здесь отступила. - А как родители воспринимают ваш выбор? - Конечно, вначале они противятся. Приезжают, уговаривают вернуться в семью. Но проходит время. Родные видят, что нам здесь хорошо, и успокаиваются. ...По кельям монахини расходились около полуночи. Новый день начнётся, как всегда, в половину шестого утра. И день пришёл - воскресный, праздничный, с псалмами, перезвонами колоколов и молитвами за себя, за ближних и за родных, которые оста.лись в миру. Ведь, как известно, монахиня, как и священник, спасает своих родственников до седьмого колена.

Светлана Ломакина

Фото автора

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых