86

"Крестик спасал мне жизнь"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. aif 07/05/2008

Орденов Боевого Красного Знамени (в Великую Отечественную высшей после ордена Победы награды) у лётчика-истребителя, полковника в отставке, ростовчанина Сергея ЯСАНИСА четыре.

- А вообще у него военных наград столько - места нет на кителе, - с гордостью сообщает супруга Нина Петровна. И вдвоём они вешают на ручку скромного платяного шкафа парадный синий китель Сергея Ульяновича, к которому прикреплены ещё и ордена Красной Звезды, Богдана Хмельницкого, Александра Нев.ского, медали, полученные за оборону Сталинграда, Кавказа, освобождение Праги, Киева, Украины и т.д. В 43-м году лётчику Ясанису за выполнение особо трудного разведывательного задания (ради которого за 1 день, несмотря на огонь немецких зениток, он 5 раз летал за линию фронта, вышел победителем из нескольких воздушных боёв) была передана личная благодарность Жукова. Трижды Ясаниса представляли к званию Героя СССР. - Я начал войну в 42-м, 20-летним мальчишкой, после Батайского авиационного училища, - вспоминает Сергей Ульянович. - А закончил даже не 9-го, а 17 мая под чешским городом Аламоутс. Хорошо помню тот день, потому что как раз 17-го погиб самый молодой, 18-летний, лётчик нашего полка. Просился у командира: "Дайте мне хоть раз слетать, война-то кончилась". Самолёт подбила немецкая зенитка, он упал в Альпах, его так и не нашли...

Четырёхкратное чудо

В толстой, как книга, лётной книжке ростовского лётчика значатся 493 сделанных в Великую Отечественную боевых вылета. - Большая часть из них - 333 приходится на воздушную разведку, - поясняет он. - Вы.глядела она так: надо было очень низко, на высоте 50 метров, пролететь над территорией противника и сфотографировать расположение войск, техники. Причём, чтобы фотография получилась, лететь надо, "не шелохнувшись", не совершая противозенитных манёвров. Летишь, а в твою сторону снаряды летят, приближаются... В какой-то момент нервы не выдерживают - разворачиваешься. А если плёнку проявят и выяснится, что она смазанная или ты не до.снял, летишь опять... - Порой я возвращался в самолёте, в котором было штук по 20 пулевых пробоин, - признаётся ветеран. Несколько раз он был тяжело ранен, дважды выпрыгивал с парашютом из горящего самолёта... Однажды его и вовсе спасла целая череда счастливых обстоятельств: фашистские "мессершмитты" увидели нашего выпрыгнувшего с парашютом лётчика. - Ну, думаю, сейчас очередь по мне - и всё, - вспоминает фронтовик. - Но в этот момент появились наши истребители, которые и отвлекли немцев. Раненный в ноги, он при приземлении парашюта мог их ещё и переломать, но ветер удачно опустил его на крону дерева, которая самортизировала приземление. Когда его везли в санитарной машине в госпиталь, в небе снова появились "мессершмитты", водитель остановил машину, он и санитарка выскочили. Машину прошило несколько очередей. Но лежащего на носилках лётчика... ни одна пуля не задела. И т.д.

Небо не отпускает

- Я всегда боролся за жизнь. Не опускал рук. Но всё же считаю, что пережил ту войну просто потому, что был везунчиком, - говорит фронтовик. А может, добавляет он, потому что в детстве был крещён, что весь 45-й пролетал с крестиком, который сунула ему в нагрудный карман пожилая полячка... Впрочем, небо так и не отпускает 85-летнего лётчика: 40 с лишним лет он отдал авиации, специально купил 6 соток дачи близ Ростовского военного аэродрома. А в своё 60-летие настоял, чтобы ему разрешили... прыгнуть с парашютом.

Яна Ясенева

Фото из архива семьи ЯСАНИС

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых